Вода в саду фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Дорожки в саду своими руками фото садовых дорожек, как


саду фото в вода

2017-10-19 12:51 См также Клубника в мешках Выращивание, фото, технология Выращивание клубники, технологии Кроты в саду и огороде, польза и вред, питание, схема подземных ходов




Встречаются как-то вечером удав и кролик. Кролик весело: - Ты слышал про новый закон - после шести не есть! Удав лениво: - Слышал, ты шестой.


Время - это единственное, что нельзя сохранить, а можно только с толком использовать.






Я хотел тебя увидеть, Я ходил тебя встречать, И не то чтобы обидеть, Просто чтоб поцеловать. Чтоб спросить тебя о жизни, Чтоб спросить: "Ну как дела?" Не стесняйся, ну, скажи мне, Как? Еще не родила?!!


Помните анекдот? В опере: - Тихо, увертюра идет. - От увертюры слышу. В общем, про увертюру. Пошли мы как-то недавно в оперу. Небольшой концертный зал, не спец-оперный театр. В программе - "Кармен" Бизе. Все расселись, пошумели, покашляли. Вышел и расселся в яме оркестр. Утихли звуки настройки. Появилась верхняя часть спины дирижера. Все изготовились. Дирижер взмахнул палочкой. И тут. В зале раздалась мелодия. Она, как и следовало, доносилась со стороны оркестра. Это была правильная мелодия. Та, которую все ждали. Увертюра к "Кармен". Жоржа Бизе. Та самая. "Еб-тири-бири-бири, еб-тири-бири-бири, еб-тири-бири-бири еб!". Если кто не помнит. Но что-то в этой мелодии показалось всем нам странным. Исполнение было каким-то издевательским. В мелодии присутствовали и тема, и аккомпанемент, но звуки были какие-то странные и даже несколько дребезжащие. В этот момент мы все увидели, как дирижер, до этого стоящий к залу спиной, повернулся к нему лицом. Лицо имело озадаченное выражение, руки по-прежнему подняты над головой. Комичность всему придавало еще и то, что обычно видишь только плечи и голову; и вот, из ямы на вас недоуменно смотрит голова дирижера. В этот момент откуда-то из передних рядов поднялась средних лет дама с пунцовым лицом, и, нервно ковыряясь в сумочке, кинулась к выходу. Звук увертюры двигался вместе с ней. На середине пути она, наконец, нашарила в сумочке то, что искала, оказавшееся сотовым телефоном какой-то, видимо, очень новой конструкции, судя по качеству исполняемой мелодии, и стала давить на кнопки. Телефон доиграл увертюру до места "Тореадор, смелее.....", когда за дамой захлопнулась дверь. И тут зал грохнул. Смеялись все; люди утыкались в плечи своим спутникам и спутницам, хватались за животы, закидывали головы и утирали глаза и носы, кашляли и опять ржали; ничего не понимающие дети хохотали за компанию со всеми. Дирижер тоже утирал глаза белоснежным платком. Когда последние люди откашлялись от смеха, дирижер повернулся к залу спиной, взмахнул палочкой, и мы, наконец, услышали то, за чем пришли в тот вечер в театр.